ENAZ

Международный проект Общественного Объединения “За права человека”

The Decline of Europe

Предыдущий разделСледующий раздел The Decline of Europe — Часть третья: Нарушение свободы выражений

Часть третья: Нарушение свободы выражений

Главная страница Выбор Германии в качестве исходной страны мониторинга Обоснование темы: О кризисе либеральных ценностей и мультикультурализма в Европе О целях, характере и методологии мониторинга Часть первая: О кризисе мультикультурализма Часть вторая: Коррупция Часть третья: Нарушение свободы выражений Часть четвертая: Проблемы в пенитенциарной, правоохранительной и судебной системах Германии, и изъяны в законодательной практике Пятая часть: Неоправданное применение силы при разгоне акций протеста Часть шестая: Соблюдение прав человека в системе образования Германии Заключение Общественное объединение «За права человека

Эксперты международной организации Transparency International отмечают усиление коррупционных тенденций в германских масс-медиа за последние годы, что приводит к  появлению на страницах ведущих германских СМИ массового количества заказных публикаций. Германское отделение международной правозащитной организации "Репортеры без границ" также обеспокоено ухудшением климата в сфере германских масс-медиа, а также уровнем информационной свободы в стране.

Согласно отчету Правозащитного Союза Германии(штаб-квартира в городе Кёльн), пять крупнейших федеральных земель ФРГ до сих пор блокируют принятие в своих земельных парламентах закона о свободе информации.

Кроме этого, эксперты Правозащитного Союза Германииособо отмечают наметившуюся в последние годы тенденцию, наблюдаемую в СМИ Германии, которые обходят ситуацию с правами человека в своей стране, при этом акцентируя внимание на ситуации в других странах. Глава Правозащитного Центра Германии Гарри Мурей особо отмечает: " В Германии нас спрашивают, почему мы публикуемся за рубежом, а не в немецких изданиях. Я честно говорю, мы только «за». Если бы это зависело от нас, мы с удовольствием это делали бы и нестали бы обращаться ни в какие международные СМИ".

По оценке программного директора Международного Института Медиа (IPI) Стивена Эллиса, за четыре месяца, с декабря 2011 года по май 2012 года накануне проведения музыкального конкурса "Евровидения" в Баку в германской прессе было опубликовано около 200 публикаций, в которых правительство Азербайджана было подвергнуто жесткой критике. Детальное освещение проблем в стране, которая вряд ли интересует немецкого читателя, поскольку Азербайджан не входит в Евросоюз и не представляет для Германии стратегического интереса, натолкнуло многих экспертов и аналитиков, в том числе и в Азербайджане, на заказной характер этих публикаций. В большинстве этих публикаций не было предоставлено ни места, ни возможности для выражения позиции критикуемой стороны - правительства Азербайджана, а предоставляемые вниманию читателей публикации носили ангажированный, однобокий и субъективный характер, поскольку авторы публикаций использовали предоставленную им информацию из одних и тех же источников, априори отвергая позицию критикуемой стороны. Подобные тенденции в немецкой печати свидетельствуют о возможности проведения заранее подготовленных агитационно-пропагандистских кампаний с целью дискредитации тех или иных правительств, компаний и лиц.

Вместе с этим медиа-эксперты отмечают избирательный характер критики в СМИ Германии; в частности, немецкие СМИ акцентирующие свое внимание на ситуации в таких странах как Азербайджан или Украина, практически замалчивают ситуацию с правами человека, сложившуюся в таких тоталитарных странах, как Китай или Иран. По мнению эксперта профессора Майка Бехмера, это может быть связано со стратегическим партнерством Германии с этими странами.

Наряду с проблемами в связи с ответственностью журналистов и их профессиональной этикой, в последние годы, по мнению "Репортеров без границ" ухудшилась ситуация и со свободой выражения. Осуждение за диффамацию двух лейпцигских журналистов Арндта Гинзеля и Томаса Датта, раскрывших "саксонскую коррупционную трясину", наглядно показывает сложившуюся ситуацию в сфере свободы выражений.

Дело Гинзеля и Датта

Лейпцигские журналисты Арндт Гинзель и Томас Датт провели журналистское расследование по громкому коррупционному делу, в которое были вовлечены высокопоставленные полицейские чиновники. Результаты расследования были опубликованы в еженедельнике "Шпигель" и Zeit Online, после чего Министерство внутренних дел Саксонии обвинило журналистов в клевете, оскорблении и диффамации. Высокопоставленные полицейские чины попытались добиться осуждения журналистов и в уголовном порядке.

Уголовный процесс против журналистов, обвинивших полицейских чиновников в покровительстве траффикингу в Саксонии, вызвал гневную реакцию международных правозащитных организаций. «Репортеры без границ» потребовали признать невиновными двух лейпцигских журналистов в ходе судебного процесса, проходившего в Дрездене. “Любое иное решение вызовет скандал,” сказал в своем экстренном заявлении в Берлине председатель Совета репортеров Михаэль Редиске. “Осуждение этих журналистов станет серьезным препятствием в деле проведения журналистских расследований по фактам коррупции в будущем и тем самым нанесет удар по свободе прессы.”

Много вопросов вызывает само инициирование уголовного дела против журналистов, которые занимались расследованием так называемой “Саксонской коррупционной трясины”. Истцы выдвинули обвинение в предполагаемой диффамации не на основе действующего в Германии закона о прессе, а в порядке уголовного преследования, пытаясь добиться осуждения журналистов.

Репортеры без границ развернули широкую кампанию в защиту попранных прав немецких журналистов. В специальном заявлении организации от 30 июля 2010 года говорилось:  “Большая часть данного дела указывает на стремление властей оказать давление на лиц, ведущих журналистское расследование. Настоящее дело – это попытка несправедливо криминализировать журналистскую практику. Одной из наиболее важных функций средств информации является раскрытие злоупотреблений. Осуждение двух журналистов в уголовном порядке окажет сдерживающий эффект на их коллег, также занятых расследованием этого дела”.

Несмотря на широко развернутую международную кампанию и протесты международных организаций, суд вынес обвинительный приговор, осудив каждого из журналистов и обязав их выплатить штраф истцам в размере 6300 долларов США. Кроме того, суд обязал журналистов раскрыть свои источники информации.

13 ноября 2012 года журналисты подали апелляционную жалобу в Дрезденский городской суд. «Репортеры без границ» осудили антиконституционное решение немецкого суда, поскольку законодательство Германии гарантирует неприкосновенность и защиту источников информации от сотрудников средств массовой информации.

Экономическое давление на СМИ

В свете развернувшегося скандального преследования немецких журналистов, влиятельные международные организации обозначили новую тенденциозную опасность, наблюдаемую в Германии и направленную на подрыв экономической независимости СМИ в Германии. Участившиеся в последние годы финансовые санкции против немецких журналистов, по мнению главы Ассоциации немецких журналистов Кайо Дехринга,  "явная попытка заставить замолчать журналистов, особенно независимых журналистов. А суды используют финансовые санкции, как рычаг давления на журналистов, которые и так находятся в сложной экономической ситуации. Суды подрывают экономическую самостоятельность немецких изданий, которые еще сохранили свою независимость".

В своем заявлении, посвященном ситуации со свободой СМИ в Германии, в частности Саксонии, Ассоциация немецких журналистов выразила свою глубокую обеспокоенность кризисом демократических институтов в Саксонии: "Преследование журналистов является доказательством того, что власти имеют неправильное представление о сущности демократии".

Дело главного редактора Николаса Брендера

Дело главного редактора телеканала ZDF Николаса Брендера - еще одно олицетворение наблюдаемой в Германии эрозии демократических институтов. В 2009 году большинство членов Совета телерадиовещательной компании ZDF, возглавляемого Ангелой Меркель, решительно отклонило просьбу генерального директора о продлении контракта с главным редактором Н. Брендером на последующие пять лет.

Международная организация «Репортеры без границ» узрела и в этом деле контекст политического преследования, поскольку в период деятельности этого журналиста на посту главного редактора общественного ТВ, правящая коалиция, в частности, сама Ангела Меркель, перманентно подвергались острой критике. По мнению международной организации и их экспертов, которые провели расследование этого дела - увольнение Н. Брендера было непосредственно связано с политическим манипулированием членов вещательного совета, которые представляли интересы Ангелы Меркель.

В связи с этим 29 ноября 2009 года «Репортеры без границ», выступив с резкой критикой в адрес властей Германии, осудили их действия: "Отказ от продления с Брендером контракта политически мотивирован, и является вопиющим нарушением принципа общественного вещания. И в результате манипулирования правящей коалиции независимость общественного ТВ была подорвана".

Данное дело вызвало большой резонанс не только в самой Германии, но и в других европейских странах, особенно в свете порочной деятельности тогдашнего президента Франции Н. Саркози и премьер-министра Италии С. Берлускони, которые, грубо попирая фундаментальное право на свободу мнений и возможность получения альтернативной информации, установили государственный контроль за деятельностью электронных СМИ, и даже независимых вещательных корпораций. "Дело Николаса Брендера" стало новой отправной точкой для немецких властей, принявших за основу концепцию Саркози и Берлускони по огосударствлению независимых телеканалов.

Дело "Штреппа и ZDF"

21 октября 2012 года в период избирательной гонки в Баварии пресс-секретарь правящей партии ХСС (христианские социалисты) Ханс Михаэль Штрепп позвонил на второй канал немецкого телевидения - телеканал ZDF и попросил дежурного редактора итогового выпуска новостей не ставить в эфир сюжет о съезде баварского отделения оппозиционной в Германии Социал-демократической партии Германии, который состоялся в тот день. Звонивший на телеканал представитель правящей партии свою просьбу мотивировал тем, что, дескать, первый немецкий телеканал ARD уже решил не ставить репортаж о СДПГ, а репортаж, который появится в эфире этого телеканала, не устраивает интересы власти.

Информация о звонке в редакцию ZDF была предана огласке не самими журналистами телеканала и не сразу, что очень важно в этом деле, ибо подчеркивает сотрудничество между власть имущими и ведущим телеканалом и до этого эксцесса, а лишь 24 октября на страницах оппозиционной газеты Sueddeutsche Zeitung. В информации не было конкретных ссылок на конкретные источники, журналист просто сослался на анонимные источники в телеканале.

Однако, как сам пресс-секретарь, так и другие представители правящей коалиции отвергли наличие сговора с телеканалом, после чего в прессе появились смс-сообщения, которые Штрепп отправлял журналистам, а также распечатка его бесед с корреспондентами телеканала ARD. После этого подозрения пали и на телеканал BR (Bayerische Rundfunk), который, как оказалось тоже действовал по инструкциям пресс-секретаря.

Оппозиционная партия социал-демократов обвинила правящую коалицию в нарушении принципа свободы деятельности и независимости СМИ, а правящая коалиция попыталась откреститься от этого скандально дела тем, что это была инициатива одного чиновника и правящая коалиция никаких установок об отмене неугодных ей репортажей телеканалам не давала.

"Дело Ульрике Штраус и "BR"

Ульрика Штраус (Ulrike Strauss) - пресс-секретарь министра экологии Баварии Маркуса Зёдера (сейчас министр финансов Баварии), также из правящей партии ХСС, как и в деле Штреппа, позвонила на популярный телеканал BR (Bayerische Rundfunk). И снова,  как и в деле Штреппа, информация просочилась в оппозиционную газету Sueddeutsche Zeitung. Чиновнику из Минэкологии не понравился репортаж о министре, который пошел в эфир 17 марта 2011 года.

В ней журналисты собрали заявления Зёдера о баварской АЭС Isar I до и после аварии на АЭС "Фукусима" в Японии, снабдив их кадрами различных публичных акций, в которых принимал участие политик (на одном из кадров он ходит босиком по бревну, на другом снимается в карнавальном телешоу, на третьем фотографируется с зеленой краской на ладонях). При этом основной акцент в репортаже делается на то, что до "Фукусимы" политик отстаивал мирный атом и утверждал, что Isar I - это безопасная станция, а после произошедшего в Японии начал говорить, что она отвечает не всем стандартам надежности.

После выхода сюжета в эфир в редакцию позвонила пресс-секретарь Зёдера. Не застав там выпускающего редактора Петера Мардера (Peter Marder), у которого в тот день был выходной, она позвонила ему домой. О чем именно шла речь, неизвестно. Однако факт остается фактом: после этого репортаж про Зёдера в эфире Bayerische Rundfunk не появился, хотя его должны были повторить еще несколько раз.

На телеканале утверждают, что сюжет сняли исключительно по профессиональным причинам. Руководство программы посчитало, что сюжет был слишком развлекательным для новостной программы из-за подобранного видеоряда и поэтому не подходил по формату. В итоге в следующих выпусках сюжет про Зёдера заменили его выступлением в ландтаге по поводу атомной энергетики, а также критикой в его адрес со стороны оппозиции.

После этого инцидента лидер фракции "зеленых" в Бундестаге Юрген Триттин (Juergen Trittin) заявил, что "за 50 лет своего правления в Германии, правящая партия ХСС начала считать, что государство, партии и средства массовой информации - это единое целое". Оппозиционеры стали сравнивать попытки давления на СМИ с действиями режима Фиделя Кастро, который также правит своей страной в течение 50 лет.

Дело "Deutsche telekom"

Телекоммуникационный гигант Deutsche telekom, крупнейшим акционером которого является федеральное правительство Германии, был уличен в прослушивании телефонных разговоров между сотрудниками этой компании и журналистами из Financial Times Deutschland, Capital и других СМИ, действующими в Германии. Впоследствии сама телекоммуникационная компания признала факт прослушивания телефонных разговоров. Часть документов о серьезных экономических проблемах компании просочилась в прессу, и затем с целью выяснения источников информации было организовано наружное наблюдение и прослушивание телефонных разговоров журналистов с целью установления источников, откуда происходила утечка информации.

Наконец, 29 мая 2012 года председатель правления концерна Deutsche Telekom Рене Оберман вынужден был признать, что при прежнем руководстве бывший монополист занимался слежкой за журналистами, в том числе и используя хранящуюся в Deutsche Telekom информацию о клиентах.

Международная организация «Репортеры без границ» выступила с осуждением действий властей Германии и призвала провести объективное и беспристрастное расследование данного преступления. Однако власти Германии так ничего и не предприняли для раскрытия еще одного факта давления с целью ограничения свободы информации.

Дело экс-президента Германии Кристиана Вульфа

И конечно же, говоря о ситуации с правами человека в Германии в контексте неприкосновенности фундаментального права на свободу деятельности журналистов, сложно обойти стороной коррупционный скандал вокруг экс-президента Германии Кристиана Вульфа, который сам непосредственно угрожал журналистам из газеты Bild, обвинившим его в коррупции.

Детали этого дела вызвали огромный резонанс и скандал не только в самой Германии, но и во всем мире. Первоначальной причиной скандала вокруг Кристиана Вульфа (Christian Wulff), как известно стали подозрения в коррупционных связях с немецкими бизнесменами, с которыми он и его супруга поддерживали дружеские отношения. В начале декабря в газете Bild появилась статья о том, что в 2008 году, будучи премьер-министром Нижней Саксонии, Вульф получил от супруги своего друга-миллионера Эгона Геркенса (Egon Geerkens) 500 тысяч евро на льготных условиях. На эти деньги он купил дом для своей семьи. Когда в январе 2010 года оппозиция в нижнесаксонском парламенте спросила его о связях с Геркенсом, он не стал говорить о кредите. В феврале 2010 года Вульф взял ипотечный кредит в BW-Bank, но опять-таки получил деньги на льготных условиях - под минимальные проценты. Договор был переписан только в декабре 2011 года, когда разгорелся скандал в прессе.

По данным адвоката президента Гернота Лера (Gernot Lehr), 12 декабря BW-Bank заключил новый договор с Вульфом, предусматривавший процентную ставку по кредиту в 3,62 процента. Копию документов отправили на подпись Вульфу. Президент тогда находился с официальным визитом в Кувейте, он вернулся в Берлин 13 декабря.

Подписывать новый договор президент не торопился. Он сделал это, по данным банка, только 21 декабря. На следующий же день появились официальные объяснения Вульфа по поводу кредита. Президент получил возможность смело заявлять, что теперь-то он платит по кредиту столько же, сколько и все остальные немцы.

Между тем в день возвращения президента из Кувейта в Германию вышел печатный номер газеты Bild с рассказом о деньгах, полученных от Геркенса. Вульф знал о подготовке этой статьи. За день до ее выхода в печать, 12 декабря, он позвонил главному редактору Bild Каю Дикманну (Kai Diekmann). Поскольку тот не брал трубку, президент оставил ему на автоответчике сообщение с угрозами. В случае публикации статьи Вульф угрожал "окончательным разрывом" и "войной" с издательским домом Axel Springer, которому принадлежит Bild. По данным Sueddeutsche Zeitung, он даже заявил, что подаст в суд на журналистов.

На этом президент не остановился, решив действовать через руководство издательского дома. Как сообщает Sueddeutsche Zeitung, Вульф позвонил шефу издательства Springer Матиасу Дёпфнеру (Mathias Doepfner). Дёпфнер сослался на независимость редакции и невозможность повлиять на решение о публикации того или иного материала. Президент пошел дальше, и, по информации журнала Cicero, позвонил крупнейшему акционеру издательского дома Фриде Шпрингер (Friede Springer).

Общественно-политическая жизнь в Германии и деятельность независимых СМИ изобилует множеством фактов нарушения прав журналистов, их преследования, а также многочисленными попытками, нарушающими принцип свободы информации и характеризующий все большее вмешательство государства в сферу информационной политики, однако вышеуказанные примеры довольно широко и ясно представляют сложившуюся в Германии ситуацию в области свободы СМИ.

Следующий раздел