ENAZ

Международный проект Общественного Объединения “За права человека”

The Decline of Europe

Предыдущий разделСледующий раздел The Decline of Europe — Часть четвертая: Проблемы в пенитенциарной, правоохранительной и судебной системах Германии, и изъяны в законодательной практике

Часть четвертая: Проблемы в пенитенциарной, правоохранительной и судебной системах Германии, и изъяны в законодательной практике

Главная страница Выбор Германии в качестве исходной страны мониторинга Обоснование темы: О кризисе либеральных ценностей и мультикультурализма в Европе О целях, характере и методологии мониторинга Часть первая: О кризисе мультикультурализма Часть вторая: Коррупция Часть третья: Нарушение свободы выражений Часть четвертая: Проблемы в пенитенциарной, правоохранительной и судебной системах Германии, и изъяны в законодательной практике Пятая часть: Неоправданное применение силы при разгоне акций протеста Часть шестая: Соблюдение прав человека в системе образования Германии Заключение Общественное объединение «За права человека

В последние годы фиксируется немало проблем в функционировании судебной и  пенитенциарной систем Германии, а также в законодательной практике страны.

Особенно возросло число жалоб из Германии в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) и количество процессов, выигранных заявителями, чьи права были нарушены судами Германии. Наиболее распространенными жалобами оказались те, которые касались длительного срока судебного разбирательства. Так, граждане Германии  отправили таких жалоб около 51% от общего количества исков. В течение только одного года (2010 г.) Германия 26 раз была признана ЕСПЧ виновной в нарушениях основных прав и свобод, связанных главным образом с отказом органов юстиции освобождать из-под стражи совершивших тяжкие преступления опасных лиц после отбытия ими тюремного наказания, поскольку их освобождение продолжало представлять угрозу для общества. Суд обязал немецких законодателей пересмотреть эти предписания. 

Вопиющим фактом можно считать также приговор Конституционного суда ФРГ о том, что решения Европейского суда по правам человека не носят обязательный характер для немецких судов.

Большим скандалом в Германии стало позорное решение Бундестага, который несмотря на протесты оппозиции и общественности страны, позицию международных организаций 12 ноября 2009 года большинством голосов правящей коалиции принял  Закон о Федеральном ведомстве криминальной полиции, разрешающий без судебного решения проведение онлайн-обысков, а также видео- и аудионаблюдение за жилищем ни в чем не повинных граждан. 

Имеются серьезные проблемы и в пенитенциарной системе Германии. Так Федеральная комиссия Германии по предотвращению пыток в 2011-2012 годах регулярно обвиняла власти Берлина в ненадлежащих условиях содержания заключенных, в частности, в депортационной тюрьме. Особое беспокойство вызвала депортационная тюрьма во Франкфурте, которая в период нацистского правления являлась специальной тюрьмой гестапо. Ужасающие условия содержания в камерах этой тюрьмы, где содержались иммигранты, приговоренные к депортации, вызывали особое беспокойство общественного мнения, гражданского общества страны. Именно после бесчисленных обращений, критики и требований прекращения деятельности этой тюрьмы по рекомендации Министерства здравоохранения Германии власти Франкфурта в 2005 году, наконец, приняли решение о закрытии этой тюрьмы. В этой связи проблема жестокого обращения и плохих условий содержания в тюрьмах Германии вызывает острую критику международных организаций, в частности, организации Amnesty İnternational, которая в 2010 году выступила со специальным докладом о жестоком обращении в местах временного содержания, и направила свои тщательные рекомендации правительству Германии. Многие из этих рекомендаций так и остались невыполненными.

Условия содержания заключенных в местах лишения свободы

Федеральная комиссия Германии по предотвращению пыток регулярно посещает места лишения свободы с целью обратить внимание на имеющиеся нарушения и готовит предложения по их устранению. О результатах своей деятельности комиссия ежегодно докладывает бундестагу, парламентам земель, федеральному и земельным правительствам. Так, члены комиссии в своем отчете зафиксировали, что тюремные камеры в местах временного содержания слишком отдалены от служебных кабинетов или помещений, в которых обычно пребывает тюремная администрация; заключенные не в состоянии привлечь внимание надзирателя к своим неотложным нуждам, что, по мнению членов комиссии, может привести к возникновению насилия среди заключенных, попыткам суицида, если тюремная администрация несвоевременно отреагирует на их обращение.

По мнению комиссии депортационная тюрьма не является местом, в котором отбывают наказание, а учреждением, призванным обеспечить высылку иностранных граждан, незаконно находящихся на территории Германии. Тем не менее, как сказано в отчете, здание и условия содержания в нем больше напоминают настоящую тюрьму, и при этом  отнюдь не образцовую. В частности, нарекания вызвали условия в камерах, уход за лицами, склонными к суициду, и их лечение. Несмотря на это, управление Сената по внутренним делам не спешит с проведением реформ и с изменением ситуации.

Дело Аури Джаллоха

7 января 2005 года Аури Джаллох, житель Сьерра-Леоне, спасшийся от притеснений у себя на Родине и переехавший в Германию в надежде получить политическое убежище, сгорел насмерть после того, как был привязан к кровати в полицейском участке Дессау (Саксония).

Погибший был арестован 7 января 2005 года по обвинению в оскорблении чести 4-х женщин, когда он попросил у них мобильные телефоны для надлежащего использования, хотя имел при себе собственный мобильный телефон. По утверждению 4-х потерпевших женщин, он был в состоянии сильного алкогольного опьянения и едва мог стоять на ногах. Когда двое подошедших полицейских попросили его предъявить документы, Аури Джаллох стал на них кричать. По утверждениям указанных полицейских, у них не было никакой возможности установить личность этого человека, по этой причине он был задержан и отправлен в полицейский участок Дессау.

В полицейский участок был вызван врач, который установил, что Аури Джаллох принял не только изрядное количество алкоголя (2,98 промилле), но и использовал наркотики (марихуана и кокаин), что показала проба крови, взятая у него врачом на анализ. Невзирая на это, врач заявил, что Аури Джаллоха можно подвергнуть тюремному заключению, а также порекомендовал всячески ограничить его свободу перемещения с учетом риска причинения самому себе физического увечья.

Затем полицейские обыскали Аури Джаллоха на предмет обнаружения у него опасных предметов, а потом связали по рукам и ногам, и поместили в подвальное помещение, где он был прикован к огнеупорному матрасу. Несмотря на то, что его конечности  были плотно зафиксированы по обе стороны матраса, он все же мог слегка двигать руками, хотя и не мог привстать.

В соответствии с законодательством Германии лицо, лишенное свободы, но физически ограниченное в движениях, должно находиться под неусыпным контролем.  Более того, конструкция приспособления, ограничивающего движение, должна, в случае необходимости, легко сниматься, если она применяется в течение чрезмерно длительного времени в качестве орудия наказания. Наконец, должна вестись запись по каждому конкретному примеру использования физической силы против лиц, лишенных свободы.

Однако с предписанием законодательства и в полном противоречии с тюремными правилами Аури Джаллох остался в камере в полном одиночестве, без какого либо надзора со стороны. Отметим, что его камера была подключена посредством интеркома к кабинету дежурного полицейского офицера. Однако этот офицер отключил интерком после того, как Аури Джаллоха поместили в камеру. Дело в том, что своими криками заключенный страшно раздражал дежурного офицера и мешал ему говорить по телефону.   Дежурный подключился к интеркому только после того, как его сослуживец настоял на этом.

Расследование, проведенное региональным судом Дессау, установило, что невзирая на то, что Аури Джаллох был максимально зафиксирован, он, тем не менее, смог вытащить зажигалку из кармана и поджечь матрас.  Суд был убежден в том, что именно Аури Джаллох разорвал огнеупорное покрытие матраса, а затем поджог внутреннюю пористую пластиковую массу. Суд также пришел к заключению, что Аури Джаллох использовал зажигалку для поджога матраса. Вместе с тем суду не удалось установить, каким образом у него оказалась зажигалка, если он неоднократно подвергался тщательному обыску до того, как его поместили в камеру.

Примерно в 12 часов дня в комнате дежурного офицера тюрьмы прозвучал сигнал тревоги.  Дежурный отключил сигнал тревоги, поскольку ему показалось, что устройство сработало спонтанно. Однако спустя 10 секунд устройство вновь сработало. Тогда дежурный обратился к другому вышестоящему по рангу офицеру и проинформировал его об этом инциденте. И вновь дежурный офицер отключил устройство, взял с собой ключи от камеры Аури Джаллоха, и побежал по направлению к ней. Затем он был вынужден вернуться обратно, чтобы на этот раз взять отмычки от наручников и прочих фиксирующих приспособлений. Когда оба офицера вошли в камеру, дым полностью охватил пространство до такой степени, что последующее нахождение в камере было опасно для жизни. В ходе устного разбирательства офицеры делали – один за другим – противоречивые заявления относительно наличия или отсутствия близ камеры огнетушителя. Один из офицеров подбежал к частной машине для того, чтобы взять у водителя огнеупорное покрывало. Региональный суд Дессау пришел к выводу, что Аури Джаллох умер от удушья в течение 2-х минут после возгорания. Расследования этого дела проводило германское отделение Amnesty International.

Позиция Amnesty International

Amnesty International серьезно обеспокоена тем обстоятельством, что Аури Джаллох находился в камере без должного надзора, был физически ограничен в своих движениях, и полиция не осуществляла регулярный контроль над его безопасностью, и проигнорировала первые сигналы тревоги. Amnesty International также озабочена тем, что на  обращение полиции с заключенным немалое влияние оказал, вероятно, расовый фактор. 7 января 2005 года, в тот момент, когда полицейский вызвал доктора для проведения анализа крови у заключенного, между ними состоялся телефонный разговор, из которого можно сделать вывод о наличии расовых предрассудков полицейских в отношении Аури Джаллоха.

В ходе устного разбирательства на региональном суде Дессау, полицейский извинился за употребление предвзятых фраз в отношении заключенного. Amnesty International был информирован начальником полиции Дессау о том, что полицейское управление Дессау отказалось от услуг вышеупомянутого врача. После смерти Джаллоха с сотрудниками полиции Дессау так и  не проводились тренинги, связанные с запретом на расовую дискриминацию.  

Пытки и жестокое обращение

По оценке Amnesty Internationalв германских тюрьмах зафиксировано множество фактов плохого обращения с заключенными, включая применение чрезмерной силы полицией во всех 16-ти землях страны. Указанные инциденты имели место в ходе арестов и препровождения задержанных в полицейские участки, а также в ходе демонстраций и до (и после) футбольных матчей. Хотя законодательство Германии запрещает органам правопорядка плохое обращение с заключенными и использование пыток, так согласно

Уголовному Кодексу Германии (раздел 340, параграф 1) «официальное лицо, допускающее при выполнении служебных обязанностей пытки или иные телесные повреждения к заключенному, подлежит наказанию в виде тюремного заключения сроком от трех месяцев до пяти лет».

Лишь с 1 января 2009 года в Германии стали вести статистику уголовного расследования фактов пыток и жестокого обращения в полицейских участках. Однако в указанной статистике отсутствуют сведения о расследовании фактов пытки и жестокого обращения, нанесения полицейскими телесных увечий арестованным в ходе допросов.

В декабре 2008 года германское отделение Amnesty International обратилось с запросом в Министерство внутренних дел и Министерство юстиции Германии, в МВД и Министерство юстиции всех 16 земель, запрашивая сведения за 2006-2008 гг. относительно количества жалоб, направленных против действий полиции в связи с нанесением ею телесных повреждений, применением угроз и физического принуждения;   а также о числе расследований против полицейских; числе судебных разбирательств и, наконец, числе полицейских, осужденных за преступления, совершенные в ходе исполнения ими служебных обязанностей.

Фактически правоохранительные органы Германии отказались предоставить исчерпывающую информацию в ответ на запрашиваемые вопросы. На запрос правозащитников ответили 15 земельных министерств юстиции, из которых лишь 7 представили дозированную информацию. Ответы министерств были связаны с внесением изменений в процедуру, обязывающую судебные власти собирать соответствующие данные, связанные с жалобами, предварительными расследованиями и вынесением приговоров в отношении полицейских за период с 1 января 2009 года.  Данные, представленные соответствующими министерствами семи германских земель, включали жалобы против официальных лиц, структур, занимающихся уголовными делами, не связанные с плохим обращением. По этой причине на основании этих данных нельзя было сделать выводы относительно объема жалоб на плохое обращение с задержанными в полицейских участках. Из этих семи земель лишь берлинская и саксонская земли представили конкретные цифры по жалобам, направленным против полицейских в связи с нанесением ими телесных повреждений.  

За 2007 год по Берлину насчитывается 278 фактов уголовного расследования действий полиции по нанесению телесных повреждений в ходе исполнения ею служебных обязанностей (аналогичные цифры за 2006 год составили 234); а за 2008 год – 548 фактов расследования. Берлинские власти объяснили рост числа уголовных расследований в 2008 году тем, что в методы статистического анализа были внесены серьезные коррективы. Так, в 2006 г. в Берлине 21 лицо было осуждено за причинение телесных повреждений; в 2007 г. – 13 человек.

Министерство юстиции Саксонии проинформировало о 52 уголовных расследованиях в связи с пытками в полицейских участках в 2004 году, о 85 - в 2005 году, о 68 – в 2006 году, о 120 – в 2007 г. А в 2008 году было проведено уже 81 расследование.

Анализ весьма скудных статистических данных, представленных Министерством юстиции Германии, приводит к неутешительному резюме: расследования, проведенные в отношении полицейских за нанесение ими телесных повреждений, заканчивались по большей части прекращением расследования без обращения в суд. Однако данные германского отделения Amnesty International вступают в противоречие с официальными данными, по мнению сотрудника берлинского офиса организации Александра Боша, количество жалоб на жестокое обращение полицейских значительно больше, чем цифры, указанные в официальных отчетах МВД и Министерства юстиции. Кроме этого, вопреки рекомендации Международного комитета против пыток,полиция в Германии начинает рассмотрение жалоб только после того, как жертва обращается с жалобой на действия полицейских сотрудников.

Однако в результате специального расследования берлинского отделения AmnestyInternational, проведенного в 2011 году, было выявлено, что большое количество пострадавших от пыток людей опасаются из-за ответных действий жаловаться на действия полицейских, либо считают эти жалобы бесперспективными и безрезультативными.

Некоторые пострадавшие от пыток сообщили сотрудникам германского отделения Amnesty International, что их жалоба не только не будет удовлетворена, более того, она приведет к ответным действиям со стороны полиции, которая вполне может обвинить жалобщиков в сопротивлении представителям органов власти. Из материалов специального расследованияAmnesty International: "Наглядным примером того, что люди опасаются жаловаться на сотрудников полиции может служить дело "С", который участвовал в демонстрации и был арестован полицейскими за то, что отказался подчиниться приказу покинуть место проведения демонстрации. По его утверждению, в ходе ареста один или два полицейских заломили С руки за затылок, вследствие чего он получил гематому в правом глазу. Он добавил, что не направлял какой либо жалобы по той причине, что был убежден в ее бессмысленности, даже более того, опасался ответных действий полиции,  которая могла бы обвинить его в сопротивлении силам правопорядка. 

Действительно, в ряде случаев полиция предпринимала ответные действия против пострадавших, как это, в частности, имело место с делом JM. 11 января 2008 года JM направил жалобу на действия полиции земли Вестфалия, когда три полицейских нанесли ему физические травмы при исполнении своих служебных обязанностей. Он также предъявил суду медицинское свидетельство о наличии у него многочисленных кровоподтеков и ссадин.  В ответ федеральная полиция выдвинула ответную жалобу против JM за оказание сопротивления действиям правоохранительных сил от 15 января.

13 марта 2008 года в ходе расследования мнимого факта сопротивления JM действиям полиции он был вызван в федеральную полицию на допрос относительно трех офицеров, виновных в нанесении ему травм. И после собственного расследования федеральная полиция постановила, что указанные офицеры действовали в соответствии с законом

23 октября 2008 года местный суд города Вупперталь оправдал JM. Суд, в частности, заявил, что свидетельства, представленные полицией, являются несостоятельными. Судья пришел к заключению, что заявление полицейских о не причинении травм JM не соответствует истине вследствие наличия у него многочисленных гематом. Кроме того, судья отметил, что кровоподтеки на шее JM явились результатом нанесения ему ударов ботинками вследствие жестокого обращения полицейских...

25 февраля 2009 года полицейские были впервые допрошены по выдвинутым против них обвинениям. После того как они дали показания, 3 марта 2009 года было прекращено  расследование на основании отсутствия фактического материала. 16 марта 2009 года JM направил другую жалобу в связи с прекращением расследования его дела. 29 апреля 2009 года генеральный прокурор отклонил его жалобу на том основании, что даже если принять показания полиции безосновательными в некоторых частях, они, тем не менее, весомы в том, что трое полицейских вынуждены были, в конце концов, применить силу против JM, поскольку последний якобы проявлял излишнюю агрессивность. Генеральный прокурор другие свидетельства во внимание не принял".

Дело Сергея Заеца или "анонимные полицейские"

Дело известного биатлониста Сергея Заеца, ставшего жертвой полицейского беспредела в г. Вюрцбург - еще один важный штрих в мрачной картине о состоянии прав человека в ведущем государстве Евросоюза. С. Заец, вернувшись к себе в дом, обнаруживает неизвестных ему лиц в полицейской униформе, снимающих номерные знаки с его автомобиля. Хозяин автомобиля пытается выяснить причину вторжения в его частные пределы, но в ответ получает насилие. Полицейские избили известного биатлониста, надели на него наручники и оставили с разбитой головой на крыльце дома, а сами спешно покинули место происшествия.

С. Заец долгое время лечился в больнице. Однако впоследствии сам спортсмен был обвинен прокуратурой в нападении на вооруженных дубинками полицейских. Или другое громкое дело - спецназ в г. Гуммерсбах вторгается в дом пожилого переселенца

62-летнего Георга Шарфа, избивает его до потери сознания. И он потерял трудоспособность вследствие причиненных ему увечий. Только после его обращения в известную немецкую телерадиовещательную компанию WDR, в Германии вспыхнул большой скандал, после чего потерпевшему были принесены извинения. Однако ни один из полицейских, применивших насилие против пенсионера, не был наказан.

Позиция Amnesty International

Amnesty International считает, что властям Германии не удалось выполнить в полной мере свои обязательства и обеспечить незамедлительное независимое беспристрастное и тщательное расследование фактов согласно требованиям международного права. Международная правозащитная организация озабочена тем, что существующая система, в рамках которой полиция проводит уголовное расследование под контролем прокуратуры, не гарантирует незамедлительное беспристрастное независимое и тщательное расследование всех случаев, связанных с нарушениями прав человека со стороны полиции. Организация озабочена тем, что нарушения способствуют созданию климата безнаказанности, и тем самым подрывают доверие общественности к германскому законодательству, которое подчеркивает, что все – включая полицию – не могут быть превыше закона.

Соответственно, Amnesty International призывает германские власти предпринять шаги по улучшению ситуации в данной области. В частности, организация призывает власти проявлять большую активность в создании независимых структур, ответственных за рассмотрение фактов нарушения полицией существующего законодательства, как рекомендует Комиссариат по правам человека Совета Европы.

Позиция Комиссариата по правам человека Совета Европы

Большинство земельных правительств Германии не предоставляют населению информацию о процедуре подачи жалобы в связи с пытками и жестоким обращением в полицейских участках. В своих рекомендациях относительно подачи жалобы против действий полиции  Совет Европейского Комиссариата по правам человека подчеркивает, что сведения о том, как подавать жалобы, должны незамедлительно выдаваться всеми полицейскими участками в открытой форме. В ряде случаев факты жестокого обращения, включая применение чрезмерной силы в ходе осуществления полицией контроля над проведением демонстраций, невозможно установить из-за отсутствия предполагаемого правонарушителя.

Позиция Комитета против пыток ООН

Комитет ООН против пыток отмечал в своих заключительных наблюдениях по результатам выполнения Германией положений Конвенции против пыток в 2004 году, что «в ряде утверждений о том, что обвинения уголовного характера выдвигались  правоохранительными органами в связи с применением наказания против лиц, жаловавшихся на жестокое обращение со стороны правоохранительных органов». 

В своих рекомендациях Комитет призвал Германию «принять все необходимые меры для того, чтобы все жалобы на действия правоохранительных органов решались  незамедлительно с тем, чтобы избежать возможного противодействия в форме  безнаказанности, включая случаи выдвижения встречных обвинений».

В целом, международные организации пришли к выводу, что пытки и жестокое обращение в отношении заключенных, в частности, политических беженцев, широко применяются германской полицией во время исполнения своих служебных обязанностей. Также вопреки рекомендациям международных правозащитных организаций, до сих пор в местах временного содержания не организованы видео/и аудио наблюдения за заключенными. Международные организации также убеждены, что в своей повседневной деятельности сотрудники службы правопорядка Германии плохо соблюдают нормы, предполагающие уважительное отношение к правам и свободам как граждан Германии, так и иммигрантов. Особую озабоченность вызывают националистические (расистские) предрассудки полицейских, выражающих особую агрессию в отношении представителей других народов, особенно из стран, не входящих в европейское пространство.

Международные правозащитные организации также сетуют на отсутствие надлежащего расследования фактов о серьезных нарушениях прав человека правоохранительными  органами, включая гибель заключенных в тюрьмах, убийства, пытки и иные бесчеловечные и унижающие действия, а также расизм.

Следующий раздел