ENAZ

Международный проект Общественного Объединения “За права человека”

The Decline of Europe

Предыдущий разделСледующий раздел The Decline of Europe — Обоснование темы: О кризисе либеральных ценностей и мультикультурализма в Европе

Обоснование темы: О кризисе либеральных ценностей и мультикультурализма в Европе

Главная страница Выбор Германии в качестве исходной страны мониторинга Обоснование темы: О кризисе либеральных ценностей и мультикультурализма в Европе О целях, характере и методологии мониторинга Часть первая: О кризисе мультикультурализма Часть вторая: Коррупция Часть третья: Нарушение свободы выражений Часть четвертая: Проблемы в пенитенциарной, правоохранительной и судебной системах Германии, и изъяны в законодательной практике Пятая часть: Неоправданное применение силы при разгоне акций протеста Часть шестая: Соблюдение прав человека в системе образования Германии Заключение Общественное объединение «За права человека

Ход развития социально-политических и экономических процессов как в самой Европе, так и в мире, в целом, способствует стремительной актуализации темы кризиса либеральных ценностей и мультикультурализма в Европе. Особенно в свете демократической рецессии, наблюдаемой в последние годы в новообразованных странах, в частности, в постсоветских государствах и странах, некогда входивших в соцлагерь, а ныне интегрированных в европейское политическое и социо-культурное пространство. Кризис либеральных ценностей в странах, именуемых государствами с проблемной демократией, обусловлен не только нарастающими авторитарными политическими пристрастиями политических элит этих государств (хотя политические элиты играют определяющую роль), но содержит под собой более глубинные причины. Кризис ценностной системы во многих странах Восточной Европы, СНГ, включая и Азербайджан, не в последнюю очередь обусловлен также наблюдаемым кризисом либеральных ценностей и мультикультурализма в самой Европе. 

За последние несколько лет, особенно после новой экономической депрессии, в ряде западноевропейских государств наблюдается общая тенденция к снижению демократических процессов. Глобальный экономический кризис акцентировал  ранее существующие негативные тенденции в политическом развитии многих стран Европы, а также усилил мощь авторитарных режимов во всем мире. Многолетняя мировая тенденция демократизации в последние годы фактически остановилась, и сейчас  чуть ли не повсеместно наблюдается так называемая «демократическая рецессия». Преобладающей моделью во многих регионах мира, в том числе и в самой Европе, стал отход от ранее достигнутого исторического прогресса в сфере демократизации. По всему миру отмечается рост протестного движения, причем социальные беспорядки и авторитарные тенденции могут представлять реальную угрозу для либеральных ценностей  даже в европейских  странах консолидированной демократии.

Беспрецедентный подъем движения за революционные перемены в арабском мире в 2011 году, ознаменовавшийся новой исторической вехой под названием "арабская весна", хотя и привел первоначально к ожиданиям новой волны демократизации, но последующее развитие событий показало,  что демократизация в ближневосточном регионе, как и во многих регионах мира, остается все ещё крайне сложной и неопределенной перспективой. В контексте роста революционных угроз многие автократические режимы попытались приспособиться к новой ситуации, прибегнув к сочетанию жестких репрессий и формальных косметических изменений. В целом ряде стран мира, в том числе и на постсоветском пространстве, процессы демократизации застопорились, пошли вспять, либо были замещены уродливым феноменом имитационной демократизации. 

Тенденции авторитаризма еще более укоренились в большинстве стран бывшего Советского Союза, а процесс эрозии либеральных ценностей охватил  постепенно и целый ряд государств Евросоюза, в первую очередь, страны Восточной, Центральной и Южной Европы. Во многих регионах мира наблюдаемое разочарование демократическим процессом и снижение доверия к политическим институтам поставило под сомнение создавшееся в начале 90-х годов прошлого столетия ложное восприятие абсолютного торжества либерально-демократических ценностей в мире, доминантной роли западного либерализма, одержавшего вверх над "империями зла" и утверждающего теорию о прерогативе прав человека.

Политические проблемы государств Восточной и Центральной Европы породили множество негативных вопросов о демократических преобразованиях в регионе. Сочетание двойных стандартов во внешней политике и растущее наступление на гражданские свободы привело к обвинениям в лицемерии ряда стран Запада, особенно в свете кризиса демократической системы в Венгрии, становления коррупционной пирамиды в Болгарии, дискриминационной политики властей Румынии и т.д.

Даже в  самых развитых странах Западной Европы произошло общее снижение уровня демократии, вызванное, прежде всего, последствиями  долговых кризисов, экономической неопределенностью в еврозоне, крахом многих государств, паразитирующих на идее социального благоденствия, вызвавших рост широкомасштабных протестных настроений и  как следствие - слабое политическое руководство. В ряде развитых стран Западной Европы (Германии, Великобритании, Франции, Бельгии, Италии, Испании, Португалии) увеличились недостатки в функционировании государства и связанные с опасностью ограничения гражданских свобод,  резко сократилось участие населения в политической жизни.

Практически для большей части европейских государств характерными стали  нарастающий разрыв между властью и обществом, падение доверия к традиционным политическим институтам и партийной системе, превратившейся в формальную демократическую надстройку. Политический цинизм, системная коррупция и круговая порука политических элит привели к тому, что кризис либеральной экономики постепенно стал трансформироваться в кризис либеральных ценностей, и в результате -  самой европейской демократии. На волне  растущего кризиса платформы евроцентризма и теории мультикультуризма усилилась тенденция суверенизации, начали забываться ценности «общеевропейского дома» и «Европы без границ», ужесточилось отношение к мигрантам, ослабла  политика социальной интеграции, что, в свою очередь, только усилило эскалацию кризисных явлений и межконфессиональной, межэтнической напряженности.  

Если посмотреть на основу европейской идентичности, мультикультурализм как концепция, предполагающая сосуществование разностей (социо-культурной и этнической), выглядит неоднозначно. Европейский Союз представляет собой содружество государств, которых объединяют такие фундаментальные ценности, как демократия, толерантность, уважение прав и свобод человека, свобода слова и т.п. Всё это критерии европейскости, которым мультикультурализм по сути противоречит: в демократических странах Евросоюза существуют религиозные общины, которые не признают права человека (например, права женщин в мусульманском мире), которым чужда свобода слова, которые критически относятся к демократии и – что особенно важно – которые не ассоциируют себя со страной проживания (её культурой, традициями, мировоззрением, образом жизни и т.д.).

Важно подчеркнуть, что речь в данном случае идёт не о всех мигрантах. И всё же мусульмане, численность которых в Европе заметно возросла, как никто другой, создают основу для дискуссий на тему краха политики мультикультурализма.  По мнению ряда европейских политиков, именно неспособность мигрантов (особенно мусульман) стать частью западного сообщества ведёт к возрождению расистских и националистических предубеждений, росту экстремистских настроений, социальной отчуждённости, вражде. На этой основе возникают необоснованные обвинения относительно негативного восприятия поборниками радикального ислама западноевропейской социокультуры, стереотип, отождествляющий представителей исламской культуры с потенциальными носителями идеологии международного терроризма и предубеждения, что данная прослойка априори не готова к интеграции в социальную среду, в которой находится. С помощью вышеуказанных стереотипов, навязанных западному общественному мнению,  определенная когорта европейских лидеров пытается оправдать дискриминационные меры, применяемые в отношении мигрантов, и необходимость перехода от мультикультурализма к ассимиляции.

Если обратиться к историческому опыту таких стран, как Франция, Испания, Италия, Португалия, Греция, и проанализировать их место и роль в европейской политике, то основываясь на исследованиях многих европейских аналитических институтов (в частности, влиятельной  Исследовательской компании The Economist Intelligence Unit; в своих исследованиях мы основывались в первую очередь на показатели, выведенные этой исследовательской группы), определяющих индекс демократии, политических и гражданских свобод, а также рейтинговую категорию стран с полной демократией, то эти страны за последние годы в силу роста антилиберальных тенденций, в последнем «Индексе демократии» переместились в группу стран "недостаточной демократии". Испания, хотя и сохранила замыкающее место в категории стран «полной демократии», но по своему стремительно убывающему рейтингу уже вплотную приблизилась к позиции стран  "недостаточной демократии".  Между тем,  Франция, Италия, Испания (наряду с Германией и Великобританией) – традиционно входили в лидирующую когорту, так называемую элиту европейских стран, и давно зарекомендовали себя как развитые страны мира, с огромным потенциалом политического и экономического влияния и консолидированной демократией. Тем удивительнее и симптоматичнее резкий спад их рейтинговых показателей по индексу демократии и переход в разряд «недостаточно демократических» стран.

Особенно показателен пример Франции – страны, долгое время признававшейся историческим оплотом либеральных ценностей и выступающей выразителем «европейской политической моды». Учитывая потенциал политического влияния, духовный авторитет, геополитический вес этой страны и ее роль в глобальных мировых процессах, нет сомнения, что снижение либеральной планки в законодательно-исполнительной и общественно-политической жизни Франции оказывает самое  негативное влияние как на имидж самого государства,  так и на демократический климат во всем мире, в общеевропейском доме и в практике развития отдельных европейских стран.  

Постепенный отход Франции, в равной степени, как и Великобритании с Германией, от  прежнего курса мультикультурализма (на фоне громких заявлений президента Саркози, премьер-министра Кэмерона и канцлера Меркель о крахе политики мультикультурализма), чрезмерный акцент на факторе национальной идентичности, ужесточение иммиграционной политики, двойные этно-конфессиональные стандарты в общественной жизни, принятие ряда дискриминационных законов, ограничивающих фундаментальные права и свободы определенных граждан (например, криминализация армянского геноцида, запреты на молитвы и покрытие лица в общественных местах, запрет на обрезание в некоторых землях Германии, и т.п.) – всё это привело лишь к усугублению социальных коллизий и способствовало значимой девальвации демократического имиджа этих стран.

Что касается остальной Европы, то здесь наблюдается повсеместный и широкомасштабный поворот от мультикультурализма  к ассимиляционизму. Хотя слово «ассимиляция» и не употребляется в Европе, в обиходе термин - «интеграция», что по мнению ведущих европейских социологов (в частности, английского ученого Зигмунда Баумана), политкорректная подмена значения истинного процесса - ассимиляции.

Поворот к ассимиляционизму произошел в начале 2000-х годов и был обусловлен сменой общественного умонастроения. Кризис welfare state с одной стороны, теракты 11 сентября  с другой, резко изменили политический климат в обществе. Произошел рост влияния ультраправых политических сил, которые усердно и не без помощи масс-медиа стали изображать миграцию исключительно в образе новой угрозы для самодостаточности и идентичности европейских народов. Угрозы «государству всеобщего благосостояния», угрозы безопасности, угрозы социальной сплочённости, угрозы идентичности и так далее.

В результате мощнейшей пропаганды, которую стали поддерживать и правительства ведущих европейских стран, произошел следующий идеологический эффект: структурная маргинализация мигрантов стала восприниматься как морально-психологическая проблема; как проявление нежелания мигрантов интегрироваться в новое сообщество.

Если политические круги в самой Западной Европе, в частности в Германии и во Франции, стали подавать примеры пренебрежения к основополагающим и фундаментальным принципам политического либерализма и нормам демократии, то масштаб нарушения демократических норм и прав человека в странах новой демократии должен был поразить воображение. Что можно было ожидать от властвующих элит в  полудемократических и авторитарных странах, в частности, постсоветских государствах?

На протяжении нескольких десятилетий, охватывающих целую постперестроечную эпоху адаптации новых стран к европейской социально-политической и экономической формации, в странах новой демократии происходили идентичные и уже ставшие схематичными системные (демонстративные) нарушения норм демократии и международного права, что выражается в традиционной фальсификации избирательного процесса и результатов выборов, в подавлении волеизъявления народа в свете массовых нарушений прав и свобод граждан, систематического преследования инакомыслия, свободы выражения, наращивания коррупции и т.д. Но при этом, с этими "нехорошими режимами", постоянно критикуемыми в отчетах авторитетных и респектабельных международных организаций, активно сотрудничают почти все субъекты демократического Запада. Во многом именно двойственная политика официального Запада (публичная критика и закулисная поддержка), а также наблюдаемый по всему миру кризис либеральных ценностей сформировали у авторитарных режимов синдром уверенности в своей  избранности и непоколебимости.

Безусловно, Европа накопила колоссальный опыт и потенциал богатства для амортизации экономических и социальных последствий кризиса. Но удастся ли в равной мере амортизировать политические и идеологические последствия кризиса традиционных европейских ценностей, избежать полного краха идей мультикультурализма, решить обострившиеся проблемы без ущерба демократии – это вопрос, который будоражит общественное сознание не только в странах Запада, столкнувшихся с кризисом ценностей, но и общественность новообразованных стран, которая вполне осознает, что именно конъюнктура развития и сама судьба демократического процесса в Европе предопределит дальнейший ход развития общемирового развития. В целом, проблемы в функционировании демократии и политики мультикультурализма в ряде развитых стран внушают тревогу по поводу ближайших политических перспектив Европы и ставят под угрозу само существование «Общеевропейского дома». Более того,  наблюдаемый системный кризис европейских ценностей служит сдерживающим фактором при выборе пути европейского демократического развития колеблющихся стран (к ним можно отнести не только страны из евразийского политического пространства, но и страны азиатско-тихоокеанского региона, достигнувшие больших результатов в деле построения правового государства), укрепляет потенциал сопротивления переменам  авторитарных режимов и подавляет возможности для уверенного продвижения демократии в глобальном масштабе. 

Данный проект имеет целью осуществление комплексного мониторинга явлений системного кризиса европейских ценностей  (прежде всего, ценностей  либеральной демократии и мультикультурализма) в целом ряде стран Европы. При выборе стран для мониторинга исследовательская группа основывалась на  контент-анализе СМИ за последние годы, а также  руководствовалась «Индексом демократии стран мира 2011 года» влиятельной Исследовательской компании The Economist Intelligence Unit и регулярными отчетами ведущих и влиятельных международных организаций.

Следующий раздел